среда, 30 октября 2013 г.

Неделя восьмая. Кое-что о накситраллях...

Иллюстратор Эдгар Вальтер
Восьмая неделя проекта была отдана замечательной повести-сказке эстонского писателя Эно Рауда "Муфта, Полботинка и Моховая Борода". Признаюсь, когда-то в детстве читала эту книгу и помню, что впечатления были хорошие, а вот подробностей (кроме того, что герои - это забавные маленькие человечки) совсем не помню. Так что поводов для  повторного чтения было предостаточно :) 

Рада, что воспоминания меня не подвели. Книга и впрямь хороша. Эно Рауд рассказывает нам о приключениях (а иногда даже и подвигах) трех накситраллей - удивительных маленьких человечках, чем-то похожих на гномов. Эти герои и впрямь запоминаются. И правда, разве забудешь такое: Муфта закутан в толстую муфту, из которой торчат лишь макушка да пятки, У Полботинка ноги обуты в ботинки с обрезанными носами, чтобы удобнее было шевелить пальцами, а У Моховой Бороды, как не сложно догадаться по его имени, - борода из мха, на котором растут ягоды брусники. 

Иллюстратор Эдгар Вальтер
Эти необычные человечки бесстрашно борются с разными неприятностями: полчищами кошек и крыс, сорокой-воровкой, волками, внезапной популярностью и даже с пропажей друзей. Несмотря на то, что накситралли вполне взрослые, они кажутся по-детски наивными, но это вовсе не мешает им преодолевать трудности, встречающиеся на их пути. 

Еще это книга о том, как плохо быть одиноким и как хорошо, когда рядом друзья, на которых всегда можно положиться. Эта мысль проходит красной линией через всю сказку. Очень трогательную историю, например, рассказывает о себе Муфта: "Понимаете, мне страшно нравится получать письма, -- сказал Муфта. -- А друзей у меня нет, я бесконечно-бесконечно одинок. Вот и пишу все время сам себе. Вообще-то я пишу до востребования. Отправляю письма в одном городе, потом еду в другой и там их получаю..."  

И несколько мудростей от накситраллей.

В природе должно царить равновесие. 

Чувства важнее, чем вещи... 

Мечты никогда не приносят вреда. Мечты совершенно необходимы, особенно одиноким людям... 

Слава не зависит от нас самих. Но гораздо важнее славы собственное достоинство. И тут уж все зависит только от нас самих. Надо уважать человека, а не его славу. Надо уважать достоинство и сохранять его после того, как потускнеет слава. 

И ни одно живое существо нельзя превращать в игрушку. каждое живое существо надо уважать как самоё жизнь.

А еще был мультик. 

пятница, 25 октября 2013 г.

Неделя седьмая. Маркус Зузак "Книжный вор"

На обложке книги написано: "Этот роман можно не только читать - в нем стоит поселиться..." Я бы поспорила с этим. Что может быть привлекательнее жизни в фашисткой Германии, жизни в нищете и голоде, в жизни, когда привычный уклад вот-вот готов рухнуть, и ты не знаешь, как этого избежать... В жизни, когда война вот-вот разразится, когда определяющим словом будет фашизм, а во главе всего этого странный человек с нелепыми усиками... 

Однако это вовсе не значит, что роман не производит впечатления. Производит.  Быть может, не такое сильное, как ожидаешь вначале, пока читаешь восторженные аннотации о книге. 

Во-первых, необычный рассказчик. Много ли вы видели произведений, где рассказчик сам Смерть (именно в мужском роде)? И каковы бы ни были наши представления о Смерти, именно этот персонаж оказывается больше человеком, нежели мы сами. В какой-то момент забываешь, кто рассказчик, и понимаешь, что в нем живет мудрость и сострадание. 


* * * ВОТ МАЛЕНЬКИЙ ФАКТ * * * 
Когда-нибудь вы умрете. 

Тьма, свет.
Какая разница?
Страшные сны укрепились и там, и там...

Говорят, война - лучший друг смерти, но мне следует предложить вам иную точку зрения. Война для меня - как новый начальник, который требует невозможного. Стоит за спиной и без конца повторяет одно: «Сделайте, сделайте…» И вкалываешь. Исполняешь. Начальник, однако, вас не благодарит. Он требует еще больше...


Во-вторых, тема фашизма. Многие считают, что это золотая жила и любая подобная книга обязательно попадет в десятку. Однако такие люди мне кажутся весьма и весьма недалекими (мягко говоря). Нельзя делать вид, что этого не было. Нельзя забыть. Нужно помнить. И если есть писатели, которые способны прикоснуться к этой теме, значит нам несказанно повезло. И Маркус Зузак рассказывает нам историю людей, испытавших на себе тяготы войны. Это не просто какие-то люди, это мирные жители Германии, и мы оказываемся как бы по ту сторону баррикады, видим все изнутри. Правда, есть одна важная особенность: мы смотрим глазами ребенка и Смерти. 

...кто-то может сказать, что немецкий фашизм получился от антисемитизма, не в меру ретивого вождя и нации озлобленных баранов, но все это ничего бы не дало без любви немцев к одному интересному занятию:
Жечь.

Представьте себе, каково улыбаться, получив пощечину. Теперь представьте, каково это двадцать четыре часа в сутки. Вот это и было оно - прятать еврея.

В-третьих, Лизель, слова и книги. Да, книга о маленькой девочке, живущей у приемных родителей в тяжелое для многих время. О девочке, которая взрослеет на наших глазах и теряет ставших ей такими дорогими людей. О девочке, которая была словно околдована книгами си словами, точнее,  силой слов...

Я ненавидела слова и любила их, и надеюсь, что составила их правильно

Слова. Зачем им вообще надо существовать? Без слов фюрер - пустое место. И не было бы хромающих узников, нужды в утешении или в словесных фокусах, от которых нам становится лучше.
Что хорошего в словах?

Хуже мальчишки, который тебя ненавидит, только одно - мальчишка, который тебя любит

Лизель склонилась и посмотрела в его безжизненное лицо и поцеловала своего лучшего друга Руди Штайнера в губы, мягко и верно. На вкус он был пыльный и сладкий. Вкус сожаления в тени деревьев и в мерцании коллекции костюмов анархиста...

Что тут скажешь? Такие вот ощущения. Еще одна хорошая книга. Правда, не могу сказать, что поставила бы ее на свою золотую полку и захотела бы еще раз перечитать. Но это сейчас. 

Кстати говоря, в следующем году должен выйти фильм по роману "Книжный вор". Думаю, стоит посмотреть. 

вторник, 15 октября 2013 г.

Неделя шестая. Алекс Тарн "И возвращу тебя..."

И вновь Алекс Тарн... Еще одна непростая книга.

Странные ощущения от прочтения. Никак не могу определиться... Сначала мне казалось, что я читаю вполне привычный приключенческий боевик, каких много: герои пытаются разыскать девушку, пропавшую 14 лет назад. Прошло так много времени, что кажется, будто это погоня за призраком - вполне вероятно, что человека и в живых-то нет, однако герои упорно идут по следу... Перед нами разворачивается весь путь, который могла пройти девушка, обманом проданная в сексуальное рабство.  Проститутки, сутенеры, продавцы живого товара, вереница смертей и насилия, несбывшиеся надежды и покалеченные судьбы, невозможность вырваться из этого замкнутого круга - все это оставляет тягостное впечатление. И впервые захотелось поставить ограничение по возрасту: 18+...

А потом обычный на первый взгляд боевик превращается в книгу о мимолетности счастья, когда кажется, что вот оно: еще один шаг, и судьба дарует тебе то, о чем ты так долго мечтал, но все рушится, и ничего с этим поделать нельзя... И роман становится книгой о потерях: параллельно с событиями в жизни главных героев автор рассказывает нам еще об одной утрате: о депортации еврейского населения из Гуш Катифа летом 2005 года

среда, 9 октября 2013 г.

Неделя пятая. Оскар Уайльд. Пьесы.

Эта неделя была для меня очень насыщенной и поэтому мне пришлось схитрить: вместо одного объемного произведения прочла несколько небольших пьес Оскара Уайльда, о чем и не пожалела. 

Люсьен Леви-Дюрмэ, 1896 г. 
Пьеса первая. "Саломея". В небольшой по объему пьесе Уайльд передал историю Саломеи, иудейской царевны, чей танец заворожил царя Ирода  настолько, что он пообещал выполнить любое ее желание. Юная царевна просит убить пророка Иоканаана (в Новом Завете - Иоанн Креститель),  и ей приносят его голову на блюде.  Сложно передать атмосферу пьесы: здесь все пропитано безумием, противоестественной страстью, пороком, жестокостью и смертью, а вершина этого безумия - поцелуй Саломеей мертвого пророка Иоканаана : "А! я поцеловала твой рот, Иоканаан, я поцеловала твой рот. На твоих губах был острый вкус. Был это вкус крови?... Может быть, это вкус любви. Говорят, у любви острый вкус. Но все равно. Я поцеловала твой рот, Иоканаан, я поцеловала твой рот..." И вопросы, оставшиеся после прочтения... Что двигало Саломеей: невозможность сдержать зов плоти, безумие, привычка получать желаемое или, быть может, любовь? Что есть смерть пророка? Ведь он несет Слово Божие, но оно так и не доходит ни до ушей Ирода, ни до ушей Саломеи...

Пьеса вторая. "Как важно быть серьезным". Совершенно другая. Легкая, изящная, незатейливая пьеса с традиционным английским юмором. Здесь есть все: чопорное аристократическое общество, которое на поверку оказывается совсем другим, два холостых лондонских бездельника, строгие тетушки, следящие за чистотой нравов, наивные барышни, чья жизнь отражена на страницах дневника ("Я никуда не выезжаю без дневника. В поезде всегда надо иметь для чтения что-нибудь захватывающее..."), история с потерянным ребенком, несуществующие братья и друзья и неимоверное количество афоризмов.

Надо же в чем-то быть серьезным, если хочешь наслаждаться жизнью.

Я в первый раз в жизни оказался в таком затруднительном положении, мне никогда не приходилось говорить правду.

Вся правда редко бывает чистой. Иначе современная жизнь была бы невыносимо скучна. А современная литература и вообще не могла бы существовать.

Больше всего на свете я люблю статных мужчин, пирог с яблоками и имя Роланд...

...Быть влюб­лен­ным это дей­стви­тель­но роман­тич­но. Но пред­ло­жить руку и сер­дце? Пред­ло­же­ние могут при­нять. Да обыч­но и при­ни­мают. Тог­да про­щай все оча­ро­ва­ние. Суть роман­тики в неоп­ре­де­лен­нос­ти. Если мне суждено жениться, я, конечно, постараюсь позабыть, что я женат...

Пьеса третья. "Веер леди Уиндермир". И снова высшее общество. Но здесь все по-другому. Сплетни и интриги, умение высказать мнение о человеке так, что ему будет отказано во всех приличных домах общества, и совсем неважно, что в действительности из себя представляет человек... И еще стойкое ощущение того, что в жизни ничего не меняется... И все совсем не так, как кажется на первый взгляд.

Я теперь поняла, что нельзя делить людей на дурных и хороших, как будто это разные сорта или породы. В женщинах, которых называют хорошими, таится много страшного - безрассудные порывы ревности, упрямства, греховные мысли. А те, так называемые дурные женщины, способны на муки, раскаяние, жалость, самопожертвование. 


Жизнь, на мой взгляд, слишком важная вещь, чтобы говорить о ней серьёзно.