суббота, 22 февраля 2014 г.

Неделя двадцать четвертая. Станислав Лем "Солярис"

Эта неделя прошла под знаком романа Станислава Лема "Солярис". 

Вообще-то я уже пыталась познакомиться с этим произведением, правда, не читая его, а смотря фильм Андрея Тарковского (1972 г.). Но попытка (точнее, две попытки) эта с треском провалилась, потому что ни в школе, ни в институте так и не смогла целиком посмотреть фильм - вероятно, в силу возраста или, быть может, из-за того, что все же киноинтрепретация все же вторична по отношению к тексту произведения, поэтому все начинать стоит с чтения книги. Теперь же, прочитав роман, я уверена, что фильм осилю. Кстати, за это время появилась еще одна экранизация "Соляриса" - одноименный фильм  Стивена Содерберга, вышедший в 2002 году. Примечательно, что ни одна, ни другая кинокартина Станислава Лема не удовлетворили.

Итак, о романе. В центре сюжета - пребывание доктора Криса Кельвина и еще нескольких ученых на станции "Солярис" и их попытка продолжить исследование новой планеты. Достаточно распространенный сюжет для фантастического романа. Поэтому, наверное, нужно говорить не о нем, а об идеях. 

Человек отправился познавать иные миры, иные цивилизации, не познав до конца собственных тайников, закоулков, колодцев, забаррикадированных тёмных дверей..

И правда: где грань между исследователем и испытуемым? Ведь в какой-то момент герои романа сами оказываются вовлечены в эксперимент, который проводит над ними Океан Соляриса. Или, быть может, это и не океан вовсе.

Мы совсем не хотим завоевывать космос, мы просто хотим расширить землю до его пределов [...] Мы не ищем никого, кроме человека. Нам не нужны другие миры. Нам нужно наше отражение. Мы не знаем, что делать с другими мирами.

Может ли человек совладать с миром (не важно каким - своим или чужим), не бессилен ли он перед новым и непонятным? Наверное,  этот вопрос не совсем верен в контексте романа, потому что где-то прочитала, что Лем как раз пытался высказать другую идею: освоение новых миров необходимо, пусть даже цена будет велика. Кстати, именно в этом он разошелся с Тарковским. 

Люди преступны от природы, но слабы. На зло способны только сильные, избранные. Зло - это ступень. Переступаешь ее - освобождаешься.
— Ну а добро?
— А добро... это такая простая ловушка.... для дураков.
— Так недалеко и до гражданской войны. — А она и не кончалась с момента сотворения мира...

Разве не было таких идей у Достоевского? Не похоже ли на размышления Раскольников а о человеческой природе?

Нормальный человек… Что это такое — нормальный человек? Тот, кто никогда не сделал ничего мерзкого. Но наверняка ли он об этом никогда не думал? А может даже не он подумал, а в нем что-то подумало, появилось десять или тридцать лет назад, может, защитился от этого и забыл, и не боялся, так как знал, что никогда этого не осуществит. Ну а теперь вообрази себе, что неожиданно, среди бела дня, в окружении других людей встречаешь это, воплощенное в плоть и кровь, прикованное к тебе неистребимое, что тогда?

Действительно: где грань между реальностью и вымыслом, безумием и нормальностью (да и вообще что значит "быть нормальным"?), можно ли понять другого, если не можешь познать самого себя, все ли наши мечты должны воплотиться в реальность?

Вопросов больше, чем ответов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий